Археологические памятники и объекты окрестностей Кадын-Бажы (Белухи)

Алтай, в силу своих географических особенностей, был обязан стать особо почитаемым местом для жителей Южной Сибири и Центральной Азии с древнейших времен. И, естественно, он им стал…

Величественные хребты и вершины Алтая вызывают священный трепет даже у современных людей, познавших диковины техники и чудеса технологий, и коих вообще сложно чем-либо удивить. А представьте, каковы были ощущения древних и средневековых жителей и гостей Алтая, которые в объяснении природных процессов были вооружены главным образом религиозно-мифологическим мировоззрением! Ведь они находились под сильнейшим психологическим воздействием гор и не могли не обожествлять эти фантастически творения природы.

Поклонение священным горам – явление не исключительно алтайское. Обожествление гор было с древних времен у многих народов Евразии. Отголоски этого сохранились в современном мире. Например, у японцев имеется священная гора Фудзияма, у греков – Олимп, у евреев – Синай, у казахов – Улытау, у бурят – Ёрд, у китайцев – Тайшань, у ряда народов Азии – Кайлас, у индоиранских народов – легендарные Хара и Меру… В этом ряду священных мест насчитываются сотни горных вершин и хребтов. Среди них не последнее место занимают алтайские горы Кадын-Бажы (Ÿч-Сÿмер, Белуха).

Археологические памятники, оставленные в окрестностях и склонах Катунского хребта древними жителями Алтая, подтверждение тому, что здесь в течение последних нескольких тысячелетий не замирала жизнь человеческая.  Последний ледниковый период в Горном Алтае завершился всего лишь около 10 тыс. лет назад. С этого времени начинается освоение людьми самых труднодоступных мест высокогорных районов Алтая. Данный процесс носил постепенный характер. Судя по отсутствию археологических памятников каменного века, видимо, подножие Катунского хребта из-за остатков оледенения еще долго были не совсем комфортными для жизни человека. Поэтому неслучайно самые древние находки обнаружены в климатически более благоприятной Уймонской котловине – в районе сел Октябрьское, Верхний Уймон и Мульта. Это каменные орудия, относящиеся к поздней стадии каменного века – началу раннего металла, т.е. VII-IV тыс. до н.э.

Активное освоение окрестностей Катунского хребта начинается в период бронзы (IV-II тыс. до н.э.). Этим временем датируются: изображения животных (оленей, лосей, лошадей, быков) и антропоморфные изображения ряда местонахождений петроглифов на священных скалах и камнях подножия Катунского хребта со стороны Аргута и его притоков, а также долины Катуни; могильники афанасьевской  культуры, зафиксированные исследователями в окрестностях сел Чендек, Маргала, Мараловодка и др.; случайные находки бронзовых карасукских кинжалов у Катанды, каменного проушного полированного топора в Тюнгуре и т.д.

В железном веке (I тыс. до н.э. – II тыс. н.э.) окрестности и склоны Катунского хребта были уже полностью обжиты человеком. Об этом свидетельствуют сотни курганов и оградок, каменные изваяния, стелы, наскальные изображения, руническая надпись, оросительные сооружения, поселения и многочисленные случайные находки изделий. Данные памятники располагаются как по долинам Катуни, Аргута, Берели и их притоков, так и на высокогорных участках Катунского хребта. Ряд памятников подвергся раскопкам археологов и введен в научный оборот. Эти материалы составляют очень важный источниковый фонд исторической науки для реконструкции древних и средневековых этнокультурных процессов. Среди них – материалы уникальных курганов пазырыкской знати и рядовых погребений Катанды, Берели, Кок-Су, Аргута, Чендека, Тургунды, Ак-Кема, Кастахты, Кызыла; могил гунно-сарматского времени Верхнего Уймона, Чендека, Катанды, Берели; тюркских погребений Катанды; и др.

У самой Белухи раскапывался только один памятник – Могильник Кызыл. Он расположен на высоте 2180 м над уровнем моря, около истока р. Кызыл, примерно в 30 км от вершины Белухи. Исследования проводили горно-алтайские и бельгийские ученые, которые раскопали четыре кургана. Два кургана содержали погребения пазырыкской культуры и были датированы IV-III вв. до н.э. Они имели каменные насыпи, под которыми в могильной яме имелись деревянные внутримогильные сооружения, содержащие погребения людей с сопроводительным захоронением коня. Из инвентаря в погребениях обнаружены предметы снаряжения коня, наконечники стрел, керамические кувшины, остатки заупокойной пищи и т.д. Один из этих курганов, кроме основных погребений, содержал еще две впускные могилы, датированные гунно-сарматским временем (II в. до н.э. – V в. н.э.). В двух других раскопанных курганах погребений и предметов не найдено. По конструктивным особенностям они, скорее всего, относятся к погребальным сооружениям раннескифского времени (VII-VI вв. до н.э.).

Особое место среди памятников и объектов подножия Кадын-Бажы занимает археологический комплекс, состоящий из петроглифов Куйлу и ритуального места Кучерла-1. Он расположен на северных подступах к Белухе, в устье ручья Куйлю – притока  р. Кучерлы. В нише небольшого скального грота и на отдельных камнях рядом со скалой имеется более ста изображений оленей, козлов, лошади, человека. Рисунки датируются от бронзового века до средневековья. В конце 80-х гг. прошлого века у грота с рисунками новосибирскими археологами были произведены археологические раскопки, которые выявили слои афанасьевской культуры (колотые кости животных, фрагменты керамики), эпохи развитой бронзы (керамика), эпохи раннего железа (кости животных, костяные и роговые поделки, керамика, бронзовые ножи, двустороннее шило, гвоздевидная проколка), средневековья (изделия из кости, рога, железа, астрагалы с нанесенными на них рисунками, фрагменты чугунных котлов, керамика). Таким образом, гора со скалой у ручья Куйлю однажды была избрана местом для поклонения и люди на протяжении тысячелетий приходили к ней для исполнения своих священных обрядов. Реликты древней традиции обожествления этой горы органично вошли и в традиционное мировоззрение современных алтайцев, проживающих в Усть-Коксинском районе.

Материалы археологических исследований в окрестностях и склонах Катунского хребта дают основание делать выводы о том, что истоки современного почитания алтайцами гор Кадын-Бажы уходит корнями в глубокую древность.

В.И. Соёнов
кандидат исторических наук, доцент,
заведующий Научно-исследовательской лабораторией
по изучению древностей Сибири и Центральной Азии,
доцент кафедры археологии, этнологии и источниковедения
Горно-Алтайского государственного университета

Реклама
Заметка | Запись опубликована в рубрике Научные, Справочные с метками , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s